Режиссер Дибижев снял фильме о Цое, Курехине, Гребенщикове: три кита русского рока

Сeргeй Дeбижeв – aвтoр бoлee 30 игрoвыx и дoкумeнтaльныx кaртин, тaкиx кaк «Зoлoтoй сoн», «Двa кaпитaнa-2», «Зoлoтoe сeчeниe», «Сeргeй Курexин – чeлoвeк, кoтoрый измeнил свет», «Шовинистский сoн», «Пoслeдний рыцaрь импeрии», «Рaскaлeнный xaoс», «Полуостров нeбeсный», циклa o мирoвыx культурax и рeлигияx. Общерусский рoк oн знaeт и чувствуeт, нe рaз oбрaщaлся к нeму в свoиx кaртинax. Гeрoями «Рoкa зa грaнью» стaли три aбсoлютнo рaзныx чeлoвeкa и музыкaнтa oднoй эпoxи. Кaк скажет о них Дебижев, они очень расчистили воображение и сознание молодых, сии три кита сделали в таком случае, что не удавалось никому до самого них. Гребенщиков призывал и призывает встречать вверх. Цой говорил, что же надо смотреть вперед, фактически, к тому, что надо (по)жаловать куда напролом, а Курехин призывал взирать внутрь. «Они плоское осмысление, над которым работали мучители нашей страны, сделали объемным, даже если не сказать многомерным. И по (по грибы) это им огромное аття от всех нас», – сие уже финал фильма и трепотня Сергея Дебижева.

Он и по своему произволу постоянно находится в кадре, разговаривает со своими собеседниками – художником и режиссером Виктором Тихомировым, художником, актером и музыкантом Сергеем Бугаевым (Африкой), связанным с «Церковник-механикой» Курехина, группой «Синематограф», снимавшимся в фильмах «Асса», «Двушник капитана-2», «Золотое обтесывание». Третья собеседница – штатница Марина Алби, продюсировавшая зачинщик альбом БГ. Когда-так она совсем молодая и красивая приехала в Совдепия, и многие думали, что соглядательница.

На экране Брежнев. Сверху него с изумлением смотрят в каком-в таком случае клубе нынешние молодые личный состав. Им, конечно, смешно. «Ранее к победе коммунизма!» – призывает лукумо советской эпохи. Кто изо молодых тычет в него пальцем, по образу в зоопарке. Идет кинохроника – толпы людей у ленинградского рок-музыка. Ant. фортуна-клуба, Цой в кочегарке и его руна «Я сажаю алюминиевые огурцы получи и распишись брезентовом поле», племя дворников и сторожей, про которое пел Гребенщиков. Черный континент вспоминает отдел по борьбе с идеологическими диверсиями, занимавшийся кисмет-музыкантами. Кажется, что сие какая-то другая питание, хотя многое повторяется, скромно не меняется.

15-летняя женщина дежурит в подъезде Гребенщикова, сидит возьми подоконнике и ждет своего кумира. Муся Алби вспоминает, каким БГ был молодым и красивым, словно прекрасно знал английский, что-то чудо по тем временам. Временами появилась возможность выпустить в США его пластинку, начались одиссея «неофициального музыканта с Ленинграда в Америке». Его встречали в лимузине с шампанским. Как пел Гребенщиков, «нам русским из-за границей иностранцы ни к чему». Маруся вспоминает, что он был первым советским человеком, с которым встретился Равный Богу Барышников, до того опасавшийся любых пересечений с советскими людьми. Они сидели коллективно в ресторане в Нью-Йорке и были непревзойденно похожи. Фотографии это всего подтверждают. На ток-теле-ток-шоу одного из американских каналов Гребенщиков (нежданно- сказал, что те, который выпускают пластинки, губят муза. Этого было достаточно, для того чтобы уже на следующий вторник в выпуске пластинки ему было отказано.

Витяша Тихомиров рассказывает, как Цой приходил к нему в мастерскую, что они занимались у одного тренера восточной борьбой, наравне Гребенщиков и Цой, предположительно, познакомились в электричке. Теперь, наверное, уже можно рассмотреть, почему Курехин остался в тени. Спирт находился на грани приличного и официального. Гурьбой с Сергеем Бугаевым Виктор Тихомиров вспоминают, делать за скольких Курехин выводил на сцену козла. Весь век, кто был рядом, сохраняли зловоние козлиной спермы. Как дьявол «добавил уровня Солженицына в музыке» и умер ото самой редкой болезни, случающейся нечасто на миллиард. Все, яко связано с Курехиным, пожалуй, самое захватывающее в этом фильме и про многих станет открытием.

Производит отклик убийственная для поклонников Цоя пустословие Тихомирова: «Он умом отнюдь не блистал, но иногда некто вдруг сосредоточивался и блистал. Возлюбленный из тех людей, которые часом надо включал второго Цоя получи и распишись порядок выше». Паки (и паки) одно интересное высказывание, хотя уже Сергея Дебижева: «Пишущий эти строки можем иронизировать над «Ассой». Сие все-таки московский взор». Кто-то отказался сниматься, же Африка просто не дым: «У меня ситуация была сложнее. Я долженствует был сесть в тюрьму». (целый) короб деталей всплывает на индикатриса в этих разговорах о том, чисто, казалось бы, изучено после дыр.

Сегодня слова Курехина о фолиант, что искусство должно являться убедительным и сильно впечатлять, что же оно должно трепетать, и его долженствует быть мало, кажутся насущно необходимыми. Учащенно цитируют его фразу для то, что Ленин – редуцент, но откуда она взялась, поуже не знают. В картине Сергея Дебижева проговорено, наподобие под видом журналиста Курехин участвовал в словесном поединке и доказывал, как личность мухомора гораздо больше личности человека. То уплетать человек, с детства принимающий мухоморы, потихонечку приходит в сословие, когда грибы становятся его сутью, вытесняют обличность. «У меня есть неопровержимые доказательства, как вся Октябрьская революция делалась людьми, которые воз) (и маленькая тележка) лет потребляли грибы, и они вытеснили в сих людях личность, и они становились грибами. Я хочу заявить, что Ленин был грибом», – легендарная горлобесие, все безумие которой имеет альфа и омега. Кому теперь придет такое в голову! Счастливый случай было другим, соответственно и герои. «Сделайте меня министром культуры, и всё-таки изменится», – говорил Курехин. Занятно, с чего бы он начал.